AddThis Social Bookmark Button

А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я

Александров А.П.

АЛЕКСАНДРОВ Анатолий Петрович (1903—1994). Академик, Президент АН СССР, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии и Государственных премий СССР.
А.П. Александров родился 13 февраля 1903 г. в городке Тараща Киевской губернии и вырос на хуторе Млынок, что близ села Веприк Фастовского района. Отец, Петр Павлович, надворный советник, был мировым судьей. Мать, Элла Эдуардовна (урож. Классон), целиком посвятила себя воспитанию детей: старших сестры и брата – Валерии и Бориса – и Анатолия. Мать умерла, когда младшему сыну Анатолию исполнилось только 3 года. Примерно в это же время отец получил новое назначение на должность в Киевском окружном суде, 9-м гражданском отделении; одновременно он преподавал в средней школе, стараясь поддержать материальный достаток семьи на должном уровне.
Детство и юность Анатолия прошли в Киеве. А.П. Александров учился в 1-м Киевском реальном училище, ставшем после революции 6-й трудовой школой. С 1916 г. он активный участник Физико-химического кружка, которым руководил А.Е. Любанский (впоследствии профессор Политехнического института), объединявшего учеников нескольких киевских средних школ, и вместе с другими кружковцами организовал при нем электротехническую группу. Себе на жизнь Анатолий предпочитал зарабатывать сам, исполняя обязанности электромонтажника и электротехника. А.П. Александров навсегда остался благодарен этому кружку – настоящему научному сообществу с постоянными собраниями, докладами и увлекательными лекциями приглашаемых преподавателей.
В 1919–1920 гг. А.П. Александров волей случая оказался в гуще событий Гражданской войны. Был в его жизни эпизод, который долгие годы оставался семейной тайной. В качестве юнкера врангелевской армии он участвовал в боевых действиях и имел воинские награды Белого движения. При эвакуации остатков белогвардейской армии из Крыма А.П. Александров имел возможность сесть вместе с остальными на корабль, отплывавший в Турцию, но предпочел остаться на родине.
В результате он попал в плен, был приговорен к расстрелу и чудом спасся.
После этих драматических событий А.П. Александров начал самостоятельную трудовую жизнь: работал ассистентом в Киевском горном институте, электромонтером, электротехником, преподавателем средней школы в с. Белки Киевской обл., а затем в течение ряда лет (1924–1930 гг.) совмещал учебу на физико-математическом факультете Киевского государственного университета (тогда это была Киiвська вища школа народноi освiти) с преподаванием физики и химии в 79-й трудовой школе г. Киева, – в той школе, где в физическом кабинете происходили когда-то собрания Физико-химического кружка.
С 1926 г. А.П. Александров начал работать еще в одном учреждении – в Киевском рентгеновском (медицинском) институте. Его зачислили в Рентгено-физический отдел (без оплаты, исключительно из интереса молодого сотрудника к исследованиям), где группой физиков руководил профессор В.К. Роше, заведующий кафедрой физики Киевского университета. Предметом исследований группы стала физика диэлектриков, очень актуальный раздел прикладной физики, особенно в связи с реализацией плана ГОЭЛРО. В институт однажды приехал И.В. Курчатов. Общие научные интересы и взаимная симпатия сблизили молодых ученых. В 1930 г. на Всесоюзном съезде физиков в Одессе И.В. Курчатов, уже работавший у А.Ф. Иоффе, представил А.П. Александрова своему руководителю. Физика диэлектриков в Ленинградском физико-техническом институте была одним из главных научных направлений, поэтому директор института А.Ф. Иоффе сразу же заинтересовался исследованиями группы молодых киевлян. В 1930 г., после окончания Университета молодые ученые из Киева были приглашены на работу в знаменитый на всю страну Физтех.
Свою научную деятельность в ЛФТИ А.П. Александров начал с исследований электрической прочности диэлектриков. Его эксперименты продемонстрировали независимость электрической прочности изоляционных пленок от их толщины и заставили отказаться от развивавшейся в то время лавинной теории ударной ионизации. Таким образом, проблема «тонкослойной изоляции», занимавшая воображение многих ученых, экспериментами А.П. Александрова была окончательно разрешена и закрыта. В 1937 г. он защитил кандидатскую диссертацию «Пробой твердых диэлектриков». Одновременно с изучением диэлектриков А.П. Александров увлекся исследованиями электрических и механических свойств полимеров, в частности, свойств стирола. Вскоре нашел широкое техническое применение полистирол – полимерный диэлектрик, впервые детально исследованный А.П. Александровым. Для радиоэлектроники полистирол был тогда единственным органическим изолирующим материалом с практически нулевыми диэлектрическими потерями и хорошей технологичностью.
В 1930-е годы А.П. Александровым были разработаны методы получения морозостойкой резины из синтетических каучуков, нашедшей широкое применение в авиации и в военном деле. Еще в 1935 г. А.П. Александров совместно с С.Н. Журковым и П.П. Кобеко разработали статистическую теорию прочности, которая послужила основой современной физической теории долговечности твердых тел. Главным результатом исследований А.П. Александрова в этой области является разработка релаксационной теории физических свойств полимеров и ее экспериментальное обоснование. Исследования эластичности и прочности резин и пластификации полимеров стали важным вкладом в решение практической проблемы получения высококачественных отечественных синтетических каучуков и пластмасс. Работы, выполненные в 1933–1941 гг., составили также основное содержание докторской диссертации А.П. Александрова «Релаксация в полимерах», которую он защитил 27 июня 1941 г. Его идеи послужили основой для ряда разделов современной науки о полимерах, вошли в монографии и учебники и на долгие годы определили пути развития многих разделов физики полимеров в нашей стране.
Перед началом Великой Отечественной войны А.П. Александров совместно с И.В. Курчатовым и В.М. Тучкевичем разработали метод защиты военных кораблей от магнитных мин (первые испытания состоялись в октябре 1938 г.), затем успешно применявшийся на советском военном флоте и на гражданских судах. Сотрудничество с Военно-Морским Флотом началось у А.П. Александрова еще в 1932 г., когда он вместе со своими сотрудниками создал электродуговой прорезатель противолодочных сетевых заграждений «Сом». Система тогда же успешно прошла испытания, но широкого применения не получила. Работа по безопасности военных судов была возобновлена в связи с началом военных действий. Уже в августе 1941 г. более 50 кораблей Черноморского флота были оборудованы противоминной «системой ЛФТИ», и ни один корабль, снабженный этой защитой от магнитных мин, не пострадал в годы войны. За разработку метода и технологии размагничивания кораблей А.П. Александрову и его ближайшим сотрудникам в 1942 г. была присуждена Сталинская премия I степени.
29 сентября 1943 г. Анатолий Петрович Александров избран членом-корреспондентом Академии наук СССР по Отделению физико-математических наук. Начался новый этап в его творчестве, связанный с развитием ядерной энергетики.
В конце 1942 г. в Советском Союзе начинаются работы по «Урановой проблеме» – созданию атомного оружия. В разгар войны А.П. Александров по приглашению научного руководителя проекта И.В. Курчатова активно включается в эту работу и вскоре становится одной из ключевых фигур атомной отрасли, возглавив коллективы ученых и инженеров, работавших над реализацией ядерного проекта. Постановлением Совета Министров СССР от 17 августа 1946 г. А.П. Александров был назначен директором Института физических проблем АН СССР. В Москву из ЛФТИ была переведена в полном составе, с оборудованием и материалами его лаборатория. Целью правительственного решения о смене руководства Института физических проблем АН СССР была задача корректировки направления деятельности этого института, мобилизации научного потенциала коллектива ученых на осуществление атомного проекта, против чего возражал бывший его директор П.Л. Капица.
Полем деятельности А.П. Александрова на поприще ядерного проекта с 1943 г. стал Научно-технический совет (НТС) по атомной энергии, в котором он проработал свыше полувека и который возглавлял четверть века, после безвременной кончины И.В. Курчатова. Официальной датой начала сотрудничества А.П. Александрова с Первым главным управлением (ПГУ) при Совете Министров СССР можно считать 23 сентября 1946 г.: в тот день состоялось заседание Научно-технического совета ПГУ, где первым пунктом повестки дня стало утверждение плана работ Института физических проблем (ИФП) АН СССР на I квартал 1947 г. по докладу А.П. Александрова в свете новых задач. Под руководством А.П. Александрова в ИФП АН СССР был выполнен целый комплекс сложнейших работ, имевших большое значение для решения атомной проблемы, включая исследования по термодиффузионному разделению изотопов, получение дейтерия и трития. С 1948 г. Институт под руководством А.П. Александрова принимает участие в разработке промышленных реакторов. К работам на этих новых для института направлениях исследований директор привлекает большое число талантливых молодых ученых, многие из которых впоследствии заняли лидирующие позиции в ряде областей атомной науки и техники. Причем научные направления, ранее развивавшиеся в ИФП АН СССР, были полностью сохранены и успешно развивались до возвращения основателя и первого директора института П.Л. Капицы в марте 1955 г. (1).
19 сентября 1949 г. А.П. Александров стал заместителем И.В. Курчатова в так называемой Лаборатории № 2 (или Лаборатории измерительных приборов-ЛИП) Академии наук СССР, с ноября 1956 г. – Институт атомной энергии (ИАЭ). В Лаборатории в широких масштабах развертывались исследования по атомной энергетике в военных и гражданских целях. C марта 1955 г. А.П. Александров полностью сосредоточился на работе в ЛИПАН. В Институте атомной энергии он становится сначала правой рукой И.В. Курчатова, а с 1960 г. – директором.
23 октября 1953 г. А.П. Александров избирается действительным членом (академиком) АН СССР по Отделению физико-математических наук по специальности «физика».
Eще в 1948 г. А.П. Александров внес в Спецкомитет по атомной промышленности предложение начать работы по проектированию подводных лодок с ядерными энергетическими установками для перевооружения боевого флота, но предложение не вызвало желаемой реакции, так как по мнению председателя комитета Л.П. Берии отвлекало бы научные силы от разработки атомной бомбы. В августе 1952 г. в правительство была направлена докладная записка за подписями И.В. Курчатова, А.П. Александрова и Н.А. Доллежаля с обоснованием необходимости и возможности строительства атомной подводной лодки (АПЛ). Это предложение было принято, и 9 сентября 1952 г. подписано постановление Совета Министров СССР, в соответствии с которым А.П. Александров был назначен научным руководителем разработки проекта АПЛ и ее ядерной энергетической установки. Первая отечественная АПЛ, получившая наименование «Ленинский комсомол», в августе 1957 г. была спущена на воду. За ней последовали более совершенные разработки атомных подводных лодок трех поколений. По инициативе А.П. Александрова и при его непосредственном участии были разработаны и построены судовые энергетические установки для атомных ледоколов «Ленин», «Арктика» и «Сибирь», а также надводных кораблей с ядерными энергетическими установками, оснащенными ракетно-ядерным оружием, способным обеспечивать паритет Военно-Морского Флота СССР в условиях «холодной войны».
Параллельным курсом развивалась ядерная энергетика. В 1953 г. в Томске-7 приступили к строительству реакторов ЭИ-2 новой модификации – двухцелевых. Созданные под научным руководством А.П. Александрова главным конструктором Н.А. Доллежалем, они кроме оружейного плутония производили электрическую и тепловую энергию для городских нужд. Этот комплекс реакторов вошел в историю под названием Сибирской АЭС. В 1950-е годы А.П. Александров активно участвовал в подготовке важнейших решений по разработке реакторов для атомных электростанций. Приказами Министерства среднего машиностроения 1956 г. он был назначен научным руководителем по реакторным установкам ВВЭР (корпусной реактор с водой под давлением) и ВК-50 (реактор водяной кипящий), в 1966 г. на него было возложено научное руководство работами по созданию водо-водяных реакторов единичной мощностью 400 МВт (эл.) и уран-графитовых типа РБМК мощностью 1000 МВт (эл.).
Одну из важнейших целей ядерной энергетики А.П. Александров видел в том, чтобы уменьшать долю сжигаемого органического топлива, в первую очередь нефти и газа, заменив ее электроэнергией, произведенной атомными электростанциями. Результатом этой деятельности стало создание мощных атомных реакторов, установленных на атомных станциях в СССР и ряде стран социалистического лагеря. Талант А.П. Александрова как научного руководителя в области атомной энергетики особенно проявился в работе Междуведомственного технического Совета по атомным электростанциям (МВТС), учрежденного постановлением Совета Министров СССР 16 сентября 1971 г. Этим советом А.П. Александров успешно руководил до сентября 1986 г., то есть в течение 15 лет, отвечая за состояние ядерной энергетики в стране.
В 1960-х годах, предвидя техническое использование явления сверхпроводимости, Александров обеспечил сооружение в ИАЭ им. И.В. Курчатова самой крупной в стране установки по сжижению гелия. Работы начались уже в 1961 г., после теоретического предсказания А.А. Абрикосовым несколькими годами ранее возможности существования жестких сверхпроводников второго рода, способных работать в сильных магнитных полях при высокой плотности тока. В ИАЭ им. И.В. Курчатова А.П. Александров инициировал эти исследования лично, что в короткие сроки позволило широко развернуть как фундаментальные исследования по физике низких температур, так и работы по техническому использованию сверхпроводимости. В 1977 г. впервые в мировой практике в Курчатовском институте (совместно с другими научными учреждениями) из отечественных сверхпроводников на основе сплава ниобий-титан была создана магнитная система для установки «Токамак-7». В 1988 г. создана магнитная система для «Токамака-15» со сверхпроводниками из ниобий-оловянного соединения, ставшая мощной экспериментальной базой для исследований в области новой технологии – технологии сильноточной сверхпроводимости гелиевого уровня температур.
25 ноября 1975 г. Общее собрание АН СССР избрало А.П. Александрова президентом Академии единогласно. Свое президентство он воспринял как очередное почетное и ответственное поручение. А.П. Александров изложил на Общем собрании программу своей деятельности на этом ответственном посту и стратегию развития Академии наук СССР так, как они ему виделись (2). Главным в этой стратегии было гармоничное сочетание фундаментальных исследований с прикладными работами крупного государственного значения, оптимальное соотношение между работами, актуальными сегодня, и созданием задела для будущего науки, которое закладывается фундаментальными исследованиями, в практическом применении точно не прогнозируемыми. У А.П. Александрова было острое научное чутье: он предвидел будущее значение всей полупроводниковой электроники, вычислительной техники, исследований, лежащих в основе новых высоких технологий.
Как президент и организатор академической науки, А.П. Александров оптимизировал структуру Академии наук, внес изменения в профиль некоторых отделений Академии, пересмотрел не оправдавшие себя решения начала 1960-х годов о переводе целого ряда академических институтов в отраслевую науку промышленности. При его поддержке был повышен статус региональных научных центров Академии наук СССР и проблемных научных советов в деле координации исследований и укрепления научного потенциала ряда структур.
А.П. Александров считал, что научные советы при Академии наук очень важны для координации исследований, и уделял большое внимание улучшению их работы. Около 20 лет он возглавлял Научный совет при Президиуме АН СССР по комплексной проблеме «Гидрофизика». Деятельность совета охватывала практически весь комплекс проблем, связанных со строительством и функционированием атомного подводного флота, и способствовала его успешному развитию.
По традиции президент АН СССР был председателем Совета по координации научной деятельности академий наук союзных республик. Заседания проводились, как правило, в Москве во время или сразу после годичной сессии Общего собрания АН СССР. По предложению А.П. Александрова заседания Совета после 1977 г. стали проводиться поочередно в столицах республик с тем, чтобы его члены могли ознакомиться непосредственно с деятельностью научных учреждений республиканских академий наук, работой вузов, других научно-исследовательских организаций республик. Он также уделял постоянное внимание международному научному сотрудничеству.
В делах А.П. Александрова периода президентства в АН СССР (1975–1986 гг.) четко прослеживается государственный подход. В центре его внимания постоянно были вопросы связи науки и производства, своевременное использование достижений науки в практике. Он всегда напоминал об ответственности ученых за своевременное внедрение научных достижений в народное хозяйство и настаивал на соблюдении установленных сроков. Причины медленного внедрения достижений науки в практику он видел в несовершенстве хозяйственного механизма и давал поручение экономистам работать над успешным решением этой проблемы. Он постоянно напоминал, что на пути практической реализации научных разработок лежат межведомственные чиновничьи барьеры, неоднократно критиковал некоторых руководителей за то, что они чересчур легко идут на закупку технологических процессов и оборудования за рубежом и недостаточно настойчиво и быстро осваивают собственные разработки.
Человек интеллигентный, общительный, с развитым чувством юмора, А.П. Александров был чрезвычайно демократичен со всеми, с кем ему приходилось общаться, – от вахтеров до высших руководителей государства. Высокое положение, руководящие должности никак не сказывались на взаимоотношениях А.П. Александрова с коллегами – большинство из них звали его просто «А.П.» Участник капустников, домашних спектаклей, розыгрышей, он обладал не только феноменальной работоспособностью, но и умел от души веселиться, дарить людям праздник (3).
Обязанности президента АН СССР А.П. Александров совмещал с руководством Институтом атомной энергии им. И.В.Курчатова, рядом научных советов; он был председателем Комитета по Ленинским и Государственным премиям в области науки и техники, участвовал в работе Госкомитета СССР по науке и технике, других государственных органов.
Его выдающаяся научно-организационная деятельность неоднократно отмечалась правительственными наградами и общественным признанием. Список наград А.П. Александрова впечатляет: Сталинские премии (1942, 1949, 1951, 1953); Орден Трудового Красного Знамени (1945); Медаль «За оборону Сталинграда» (1945); Медаль «За оборону Севастополя» (1945); 9 орденов Ленина (1945, 1949, 1953, 1954, 1956, 1963, 1975, 1978, 1983); Герой Социалистического Труда (1954, 1960, 1973); Ленинская премия (1959), Орден Октябрьской Революции (1971).
В 1979 г. в городе Сосновый Бор близ Ленинграда был открыт бюст трижды Герою Социалистического Труда, президенту АН СССР А.П. Александрову (4).
Это далеко не полный список наград и знаков признательности ученому, кроме них были другие медали, почетные грамоты и благодарности.
А.П. Александров также награждался за научные заслуги именными медалями АН СССР: в 1968 г. – золотой медалью им. И.В. Курчатова, в 1978 г. – большой золотой медалью им. М.В. Ломоносова (высшая награда Академии) и золотой медалью им. С.И. Вавилова.За каждой из перечисленных наград стоял самоотверженный труд и высочайшая ответственность. Теперь в списке именных наград РАН есть и медаль имени А.П. Александрова – за выдающиеся научные работы, открытия, изобретения и серии научных работ в области атомной науки и техники.
В 1970–1979 гг. А.П. Александров избирался членом Венгерской, иностранным членом Болгарской, Польской, Чехословацкой, ГДР, Монгольской академий наук, Шведской королевской академии инженерных наук, почетным членом Физического общества Болгарии; награждался орденом Знамени 1 степени ВНР, орденом Народной Республики Болгарии 1 степени, польским орденом «За научные заслуги» 1 класса; золотой медалью Чехословацкой АН «За заслуги перед наукой и человечеством» (5).
А.П. Александров воспитал целую плеяду реакторщиков, таких как академики Н.С. Хлопкин, Н.Н. Пономарев-Степной, член-корреспондент РАН В.А. Сидоренко, доктора наук С.А. Скворцов, С.М. Фейнберг, Я.В. Шевелев, ГА. Гладков, Н.Е. Кухаркин и др.
В 1980-е гг. отечественная атомная энергетика находилась на подъеме. Сильнейшим ударом, отбросившим ее на десятилетия назад, стала авария на Чернобыльской атомной станции 26 апреля 1986 г. Гуманитарная катастрофа на 4-м блоке станции стала также личной трагедией А.П. Александрова. Он утверждал, что с того времени его жизнь «кончилась», и творческая тоже. Несмотря на преклонный возраст А.П. Александров мобилизовал коллектив курчатовцев на ликвидацию последствий аварии и сам принял участие в этой работе, несколько раз выезжал на место трагедии. Ученый, уверенный в необходимости далее развивать ядерную энергетику, А.П. Александров старался содействовать тому, чтобы объективная картина причин чернобыльской катастрофы была восстановлена и тщательно проанализирована. В его личном архиве сохранилось письмо 1-му заместителю министра МВД СССР Чурбанову Ю.М. с просьбой восстановить утраченную запись на ленте самописца Чернобыльской атомной станции в связи с аварийной ситуацией, датированное маем 1986 г. (6).
Тяжелая послечернобыльская атмосфера, возраст и глубокие переживания после кончины супруги, Марианны Александровны, сделали свое дело: в 1986 г. А.П. Александров оставил пост президента АН СССР, а в конце 1988 г. ушел с должности директора ИАЭ им. И.В. Курчатова, оставаясь на посту почетного директора института до конца жизни.
Отдавая много времени своей многочисленной семье (а у него было четверо детей и более 20 внуков), А.П. Александров оставался в курсе всех новостей науки и техники. Свое мнение о будущем атомной энергетики он не изменил, заявляя: «Но я покривил бы душой, если бы согласился с мнением, что теперь атомную энергетику развивать не надо, а все АЭС следует закрыть. Отказ человечества от развития атомной энергетики был бы для нас губителен. Такое решение не менее невежественно и не менее чудовищно, чем тот эксперимент на Чернобыльской АЭС, который непосредственно привел к аварии» (7).
Скончался А.П. Александров 3 февраля 1994 г., похоронен на Митинском кладбище в Москве, на том же кладбище, где находятся могилы его жены и чернобыльских ликвидаторов.

Ст.н.с. Архива РАН Г.А. Савина

Примечания

  1. В 1989 г. А.П. Александров об этом писал: «После войны меня перевели в Москву, назначили сначала вместо Капицы в капицынский институт, а потом от этого меня освободили, хотя мы за это время сделали там одну хорошую работу. Мне было неловко перед Капицей, хотя у меня с ним сохранились хорошие отношения до самого конца, что было нелегко в той обстановке». (Физики о себе. Л., 1990. С.281).
  2. АРАН. Ф.1916. Оп.1. Д.188.
  3. Ларин И. Институт атомной энергии и его отцы-основатели. // Наука и жизнь. 2003. № 4. С.55–63.
  4. АРАН. Ф.1916. Оп.1. Д.75.
  5. Корнеев С.Г. Советские ученые – почетные члены научных организаций зарубежных стран. М., 1981. С.7–8; АРАН. Ф.1916. Оп.1. Д.80.
  6. АРАН. Ф.1916. Оп.1. Д.227.
  7. Из предисловия к кн.: Тараканов Н.Д. Две трагедии XX века: Документальные повести. М., 1992 г.

Аудио- и видеоматериалы

  1. 1983 г. "Рассказы о героях. С.П. Королев"
  2. 25 декабря 1981 г. Репортаж об открытии памятника М.В. Келдышу на Аллее героев космоса в Москве 25 декабря 1981 года